Как это было: волонтер на Олимпийских играх в Сочи. Часть 3-я. Заключительная

Прошло почти два года, как я впервые одел синюю форму волонтера Олимпийских игр. Про первые впечатления и подготовку я рассказывал здесь и здесь. Отдаю этим постом последние долги. Расскажу вам о команде из Боснии и Герцеговины, о буднях волонтеров, секретах и тайнах Олимпийских деревень и деревень волонтеров. Закрою гештальт, а то этот Сочи никак не отпустит.  Продолжаю там, где остановился в прошлый раз. Итак, я волонтер на Олимпийских играх…

Волонтер на Олимпийских играх. Как мы встретили команду

Шеф миссии команды боснийцев приехал заранее. А поскольку смена была не моя, то я его и не встречал. Он заехал в штаб (штаб — та же комната, что и жилые помещения, только оборудованная под нужды команды), скромно попросил принести хотя бы стулья и дополнительный стол. Ну и поскольку был вечер, лег спать. А с утра мы как электровеники бегали с выпученными глазами по всей деревне в поисках набора мебели, мусорных корзин, веревок для развешивания флагов на окнах, и прочей ерунды. Обаяние и шантаж часто помогали, ибо на складах работали все те же волонтеры. Обустроив штаб, мы стали готовиться к вечерней встрече команды в аэропорту.  Первоначальная встреча команды было крутым событием. Мы приехали в аэропорт всей толпой из пятерых человек и стали ждать)

Шеф миссии Боснии и Герцеговины (справа), тренеры, волонтеры и наши горнолыжники.
Шеф миссии Боснии и Герцеговины (справа), тренеры, волонтеры и наши горнолыжники.

И вот появилась команда. Команда — это пять атлетов и 4 тренера. Я тут решил выпендриться, продемонстрировав свои знания английского, и залечил что-то в стиле «приветствуем вас в Сочи, мы тут, чтобы вам помогать, меня зовут и тд., сейчас мы поедем заселяться». И тут один из тренеров так подходит, кладет руку на плечо и говорит «добре, Дима, мы понимаем по-русски». Вот так) Все тренера, ну то бишь ребята, которым уже под 40 и больше, шатко-валко, но понимали по-русски и не понимали английского. Поэтому диалоги с ними строились примерно так: сначала я медленно проговаривал фразу по-русски, затем они отвечали так же медленно по сербо-хорватски. А поскольку многие корни совпадали, то диалог строился. Молодежь же понимала английский, и тут уже было проще. Для сложных случаев у нас в команде волонтеров были двое, которые знали сербо-хорватский язык. Проблем с коммуникациями не было.

А тут уже и биатлонисты с бегунами подтянулись. Под стадионом Фишт. Сортировка перед Церемонией открытия.
А тут уже и биатлонисты с бегунами подтянулись. Под стадионом Фишт. Сортировка перед Церемонией открытия.

Забрав ребят и оборудование, мы загрузили все это в автобусы и поехали по деревням, а после заселения поехали спать, ибо на тот момент мы были на ногах уже 36 часов кряду.

Лучшая команда волонтеров после 36 часов на ногах.
Лучшая команда волонтеров после 36 часов на ногах.
Ну и ваш покорный слуга в том же состоянии.
Ну и ваш покорный слуга в том же состоянии.

Волонтер на Олимпийских играх. Церемония открытия

После того, как мы развезли лыжи и винтовки по стадионам, атлеты откатали свои первые тренировки, а мы уже разгребли первоначальный объем работы и немного выдохнули, нас впереди ждало не менее грандиозное действо, а именно «церемония открытия зимних олимпийских игр в Сочи — 2014». Да, именно так пафосно. Мне довелось побывать на репетиции, но там, конечно, показали не все. А тут бац! и нам доверяют вести всю команду на стадион во время церемонии открытия, а кому-то еще и пройти по стадиону вместе с командой) Неслыханная удача. Процесс сбора атлетов из деревень, погрузка в автобус, вывод, сортировка под стадионом — все это было отрепетировано по секундам! Чего стоит только история с тем, как наша команда выгрузилась из автобусов и они уехали, а в кабинке туалета оказался заперт один из наших атлетов. А скоро прямой эфир, чуть до скандала не дошло) Хорошо, все вовремя разрулили. Историями земля полнится, а мы довели ребят до стадиона, а сами заняли места на трибунах. Открытие — круть, и хрен с ним с нераскрывшимся кольцом (на репетиции все открывалось, сам видел). Эрнст — молодец и все в таком духе.

То, что заставило всех смотреть на Сочи.
То, что заставило всех смотреть на Сочи.

Волонтер на Олимпийских играх. Соревнования

На соревнования я не ходил. Ни на одном не был, хотя проходку можно было достать практически куда угодно, ну или помахать акредитацией и все равно бы впустили. Не ходил, видимо, потому, что когда ты находишься внутри этого всего, когда варишься в этом котле и видишь рядом и звезд и рядовых атлетов, то уже на игры идти и не особо хочется. Ты наедаешься этой атмосферой, тебе просто хватает всего того, что есть вокруг, не до игр. К слову, наши боснийцы ничего не выиграли. Но, кажется, что и не расстроились.

Госпожа Исинбаева открывает Олимпийскую деревню.
Госпожа Исинбаева открывает Олимпийскую деревню.
Наш любимый Виталий Леонтьевич
Наш любимый Виталий Леонтьевич

Болели мы, как и вся страна, жарко. В столовой и в зонах социализации были повешены огромные экраны, куда транслировались все значимые соревнования. Кричали, аплодировали, все как надо.

Волонтер на Олимпийских играх. Про наши машины

Передвигались и мы и команда, которую мы передвигали на автомобилях Volkswagen Touareg. По горному серпантину среди деревень — самое оно. Заправлялись и мылись по купонам сами, машины должны быть с утра чистыми. С машинами связано много историй, расскажу парочку.

Как-то возвращаясь из Сочи в наши деревни, я начал клевать за рулем. Работали весь день, потом еще и выгуливали своих подопечных по морю. Чувствую, сейчас засну, а в машине тренера и атлеты. Предлагаю старшему тренеру сесть за руль, типа сменить меня, соглашается и, буквально, через пять минут нас тормозит местный ГИБДД. Ваши права, а у него нету) он их оставил в деревне. Выхожу «перетереть». Говорю, у нас два варианта, либо я сейчас еду в деревню и нахожу его права, это займет час времени, либо давайте решать. Боец видит у меня на акредитации значки, говорит давай значок и езжайте. Вот такая взятка. Значком. Значки, к слову, это было что-то типа местной валюты. Ну и естественно, поскольку у нас был доступ к атлетам, то и к значкам был неограниченный доступ. Отдал значок, благополучно добрались.

Тот самый спасительный значок.
Тот самый спасительный значок.

В волонтерских деревнях официально действовал сухой закон. Неофициально — бухали все. И часто как раз при помощи тех самых машин. Пеших волонтеров на входе обыскивали, поэтому если и можно было что-то пронести, то это пару банок пива и шкалик вискаря. К водителям же относились лояльнее. Заставляли открыть багажник и все. Поэтому при желании можно было провезти хоть ящик, благо туарег большой и тайников у него много. Так вот мы и снабжали деревни алкоголем. Ну а что еще вечерами делать?

Это наша волонтерская деревня: волонтер на Олимпийских играх жил в таком общежитии.
Это наша волонтерская деревня: волонтер на Олимпийских играх жил в таком общежитии.

Волонтер на Олимпийских играх. То, о чем не говорят

На третий день я потерял свой iPhone в ночном клубе. О его возвращении расскажу отдельно, это эпично, конечно.

А на четвертый день в том же клубе я потерял рабочий телефон. Симку-то выдали новую, а вот телефон пришлось купить в Сочи. 2-хсимочный Андроид. Мечта, а не телефон. Но функции свои выполнял, и на том спасибо)

В ночном клубе, что был недалеко от волонтерской деревни, творились вакханалии. Там под живые концерты от группы Серебро веселились и волонтеры, и победители Олимпиады и местные ребята. Местных, поначалу, было немного, а потом они подтянулись и в клуб стало ходить уже невозможно, слишком часто приходилось выяснять кто прав, а кто нет. Да и девушки в открытую часто просили защитить от навязчивых и горячих «греков». Все, как обычно.

Наши девушки без синей формы)
Наши девушки без синей формы)

Один волонтер отжарил в кабинке на канатной дороге другую волонтершу, а затем гордо написал об этом Вконтакте в группе волонтерской деревни. Нашли и выгнали. И его и ее. А жаль, романтика, 15 минут, темнота…

А ведь его предупреждали. Это, кстати, официальное пособие для волонтерских деревень.
А ведь его предупреждали. Это, кстати, официальное пособие для волонтерских деревень.

Когда я отвозил одного из тренеров в аэропорт, напоследок выцыганил у него брелок, с которым в вендингах на территории олимпийских деревень кола и powerrade выпадали бесплатно. Конечно, волонтерам пользоваться этими ключами было запрещено, но я вас умоляю. Оставалось только найти виски))

Несколько раз были организованы дискотеки в шатрах для волонтеров на территории волонтерской деревни. В лучших традициях сельпо диджей) Но было весело, очень весело!

В штабе Олимпийской команды Румынии случился потоп. Прорвало трубу и всех нахуй залило. Соседи волонтеры рассказывали о том, что ходили по щиколотку в воде.

Да, кстати, про те унитазы, которые стояли по два и по три в одном боксе — это не фейк. Но подразумевалось, что их будут использовать как писсуары, а в некоторых случаях просто не успели разделить перегородками. Выглядело это забавно, конечно.

Атлетам и тренерам было запрещено выносить еду из столовых. Но наши друзья и это умудрялись делать, хотя с благой целью: они подкармливали нас. Вообще общение было очень дружественным, без официоза, за что им, конечно, спасибо.

Все вместе. Олимпийская сборная Боснии и Герцеговины и волонтеры.
Все вместе. Олимпийская сборная Боснии и Герцеговины и волонтеры.

Волонтерские кроссовки, которые нам выдали вместе с формой пищали при проходе через рамку металлоискателя, поэтому сначала мы снимали их и клали на рентген, потом все привыкли и мы перестали это делать. Просто пищали.

За хорошую работу в конце смены один из тренеров подарил мне официальную куртку сборной Боснии и Герцеговины. Куртка классная, зимняя и цветная. Ношу до сих пор. В России такая одна.

Волонтер на Олимпийских играх. Прощание с командой и с Сочи

Расставаться было невыносимо тоскливо. Мы погрузились в автобусы вместе с командой и оборудованием и доехали до аэропорта. Шутки, смех, последние фото, в итоге ребята сели в самолет и полетели в Стамбул, на пересадку. А мы поехали обратно в деревню, добивать последние пару дней. К этому моменту уже начали заезжать ребята, которые волонтерили на Паралимпийских играх, и все стало не то. Пропало то ощущение тепла, семьи и дома, в котором мы провели месяц. Незабываемый месяц, но очень нужный и добрый.

Волонтер и Олимпиец обменялись куртками. Аэропорт. Последние минуты с командой.
Волонтер и Олимпиец обменялись куртками. Аэропорт. Последние минуты с командой.
Сочи, мы тебя не забудем.
Сочи, мы тебя не забудем.