Как я встретил лису

Сразу оговорюсь, что этот рассказ совсем не про лису, хотя лиса тут фигурирует. Это важно для дальнейшего понимания всех происходящих тут событий. Ну так вот. В возрасте 14 лет мы с родителями решили, что нехрен проводить лето просто так и по соглашению сторон я был сослан в Подгоры в юношеский выездной лагерь, который назывался школа звезд Комарова. История стерла из памяти этого самого Комарова (вроде такой в очках и с бородой), но каким-то удивительным образом он находил интересных детей и не менее интересных педагогов (вокал, танцы, художестеенная речь итд) и объединял все это в двухнедельный лагерь с отчетными концертами и дальнейшим продюссированием талантливых подростков.

Подростки были разные. Был например Ефим, который в 13 лет выдавал крутейшие народные постановки в одно лицо, Ефим в самом деле был одарен, но был полным мудаком, Он курил  и пил как черт. В 13 лет голос его, если Ефим был не на сцене, звучал как голос человека, у которого нет связок. Такой хриплый шепот. На сцене, конечно, Ефим преображался и выдавал заливистые трели не то стихов не то шуток-прибауток. А как-то Ефим пришел с гордым видом, сообщив палате парней, что он только что потрахался. Нам было ответить нечем, и Ефим тут же стал героем, который донес до нас до всех мысль, что секс вот он, совсем рядом. Протяни только руку и будь мудаком.

А был еще Костя. Костя неплохо пел, а еще так вышло, что я был влюблен в сестру Кости. С сестрой мы познакомились раньше и в другом лагере, а потом долго и нежно переписывались. И не в этом вашем интернете. Переписывались письмами. Света писала яркими гелевыми ручками и жила в Суходоле. Письма шли несколько недель, и каждый раз получить такое письмо было очень круто. Сильно круче, чем получить сообщение вконтакте. Сильно круче.

Так вот, Костя спас мне жизнь.

Я с детства не умел плавать, но был связан с водой. Доплыть до буйков в тот день показалось хорошей идеей. Мне казалось, ну что такого, перебирай руками, нельзя же прослыть трусом среди пацанов. И мы поплыли. И я доплыл. Вот только обратно не доплыл…

Меня стало сносить по течению, я запаниковал и пошел под воду.  Костя плыл рядом. А плавал он как дельфин. Костя спросил меня, нужна ли мне помочь и увидел немую мольбу в моих глазах. Я уже не мог говорить, я захлебывался. Костя все понял, поднырнул и стал выталкивать меня к берегу. Дотолкал. Отлежался, поржали, а я до меня потихоньку доходил весь пиздец ситуации… Костя был крутым и добрым парнем, обладал каким-то простым авторитетом среди сверстников. К Косте я потом еще ездил в Суходол, а потом, когда начался универ, мы потерялись. Его нет ни в одной соцсети, поэтому связь, видимо, утеряна навсегда.

А еще был Диман. Диман тоже был из Суходола.  Огромный и веселый широколицый парень. Диман в предпоследний день смены где-то раздобыл водки. И позвал нас на дегустацию. Да, мама, так я первый раз попробовал водку. Ее было всего 50 грамм, потому что желающих было больше чем водки.

— Не держи во рту, — посоветовал кто-то из толпы.

Я и не держал. Закинул и проглотил. По горлу пролилось что-то теплое, а потом я пошел погулять.

Я шел по песчаному волжскому берегу и не понимал, почему не могу идти прямо, даже если очень хочу. Заметил чуть дальше костер, пошел к нему, хоть это было и непросто.

За 10 метров до костра, где оживленно пелись песни  под гитару, путь мне преградила лиса. Она появилась из ниоткуда. Маленькая, рыжая, проворная собака. Остановилась оценить опасен ли я. И я остановился с той же целью. Мы смотрели друг на друга. Безопасные. Она убежала, а я подумал про секс, водку и свою жизнь. которая вот уже неделю продолжалась только благодаря Косте.

За смену мы все очень сильно повзрослели. Это было настоящее и взрослое ощущение реальной жизни. Мы все стояли тогда на пороге у вселенной. И все вошли по-своему. Ефим, Костя, Дима и я. Каждый. По своему.