Все записи автора geranin

Как я победил мента

Это был пятый или шестой год. В Самаре существует культовое место под названием СамПло или Самарская площадь. Крутейшее место в старом городе с потрясающими видами на Волгу и на противоположный берег. Там всегда царил молодежный дух. Роллеры, скейтеры, бухари, — СамПло привечала их всех.

В тот вечер все было как обычно: мы взяли пива и сухарей, кто-то принес семечек, классика жанра. Мы расселись на траве и стали провожать солнце за горизонт. За разговорами стемнело, и мы не заметили, как из сумрака на нас вышли двое патрульных.

— почему распиваем в общественном месте? почему сорим семечками?

Слово за слово, да распиваем, готовы понести ответственность, выписывайте штраф.

Но, видимо, настроение у ребят в форме было не очень, поэтому нас в довольно грубой форме попросили проследовать за ними в опорный пункт тогда еще милиции.

Нас завели в комнату, где сидел их главный упырь. Жирный мент сидел за столом, развалившись в кресле и смотрел на нас своими свинячими глазками.

— ну что, попались? — радостно произнес он и начал писать протокол.

Мы пожали плечами и продолжили ковыряться в носу, рассматривая стены комнаты.

— Подписывайте, — сказал он наконец.

Я прочитал протокол, взгляд зацепился за странные формулировки типа: неряшливый вид, неустойчивая походка, несвязная речь, что конечно было неправдой.

— Минуточку, товарищ начальник, а зачем вы так написали?
— Ну это фабула, так принято писать, — раздраженно ответил он, — Подписывайте давайте!
— Ну посмотрите на нас. Мы шикарно одеты, разговариваем с вами вежливо и учтиво и дошли сюда сами, без помощи ваших коллег.

Тут надо отвлечься и сказать, что в то время я носил довольно длинные волосы до плеч и очень этому радовался, пока не начал лысеть)

— Да я посмотрел на тебя. Ты чо, блять, не постригся-то? Кто тебе, блять, вообще сказал, что так можно ходить? А, еб? Вот у меня — хорошоооо, — сказал он самодовольно, погладив свою бритую голову.

Это был момент истины. Уже в тот момент я понял, что победил, оставалось пять секунд до победы.
В той комнате на всю стену висели фотороботы и ориентировки на преступников. Их было много и объединяла всех одна черта: они были лысыми.

— Вот как у них все хорошо?

Тачдаун!

Мент покраснел, запыхтел и заерзал в кресле. Моя банда, как и двое его сотрудников покатывались со смеху. Это была моя маленькая победоносная война.

Я опущу момент, как я правил протокол, написав с чем я не согласен, как через 10 минут мы продолжили вечеринку у кого-то на квартире, как мы оплатили этот штраф в 100 рублей. Это все уже неважно.
Важен был тот диалог, в котором я победил.

Лодка и тёлочки

Представьте себе остров. Остров посередине Волги. Место до которого добраться можно только вплавь. Место, где живут дикие кошки, растут поля ежевики, а дубы под силу обхватить только втроем. Вот на такой остров Дима собирал своих друзей несколько лет подряд.

Ну то есть сначала там не было ничего. Потом постепенно появились доски, бревна, веревки и тенты. Это был настоящий летний лагерь. Назвали это место КакаДу от слов «делать каку». И да, мы там делали каку, а если проще: веселились, радовались, рыбачили, играли на гитаре, занимались спортом, готовили еду на костре… Заехать и уехать можно было в любое время. Постоянно на острове находилось не больше 10 человек, но на выходных это место оживало. Из Самары и Тольятти караваном тянулись друзья, привозили много вкусного и пылающего. И остров наполнялся жизнью и энергией, по которой я скучаю до сих пор.

А история, которую я хочу вам рассказать, она про то,. как я первый раз попал на КакаДу. И это приключение забыть категорически невозможно.

С Димой мы увиделись где-то в Самаре, а он и говорит:

— А приезжай на КакаДу, Думаю, тебе понравится.

— Окей, — говорю, — а как туда добраться?

— Ну доезжаешь до конечной на маршрутке, там спускаешься вниз между дачами, идешь немного влево, видишь остров и кричишь «Переправа». Мы тебя слышим и отправляем лодку.

— Договорились, приеду, готовьте лодку)

Ну поговорили и поговорили. Дима сказал, что лагерь там постоянно и кто-то точно услышит. Да, у меня был телефон Димы, но когда ты ходишь по острову в трусах, то телефон всегда лежит где-то в палатке да и вообще не до него. Где-то через неделю я собрал огромный рюкзак, взял гитару, палатку и сел в маршрутку. После полутора часов езды, я выгрузился на финальной точке в небольшом поселке. А вот и дачи. Мне точно к ним. Пробравшись сквозь дачи, я уткнулся в турбазу, про которую мне никто не говорил. Турбаза стояла прямо у воды, после небольшого канала виднелся остров. Я возликовал и начал орать.

— Переправа, люююююди!».

— Чо ты орешь? — спросил стоявший рядом мужик. — Тут брод есть.

Так, про брод мне никто не говорил. Ну неужели  Дима мог не знать про такую важную деталь, но отступать было уже поздно.

— А он глубокий?

— Ну по пояс наверно, — ответил мужик и махнул в сторону брода.

По пояс — это плохо. У меня же рюкзак, гитара и палатка, а все это как-то ниже пояса. Соорудив на голове пирамиду из вышеозначенных предметов, я, выматерившись, двинулся в реку. И там было не по пояс. Остров вроде бы вот он, протяни руку: но вода уже предательски дошла до сисек. Лямки от рюкзака уже намокли и волочились по воде. И тут я вспомнил, что не вынул сотовый из кармана штанов. Вынимать было уже поздно. Я дошел до берега, скинул вещи, достал мокрый телефон. Ожидаемо, что он не работал. По итогу имеем: я на острове, с кучей барахла и без связи. Ок, что дальше?

Дальше я вспомнил, что по рассказам Димы лагерь стоял на берегу, который смотрел на большую Волгу. То есть логично, что мне нужно было пересечь остров поперек. Ок, не вопрос. Я выжал майку и штаны, одел рюкзак и гитару  и пошел. Через минут 15 хождения по лесу через колючки и крапиву, показалась Волга. Огромный песчаный пляж и… никаких лагерей. Я решил пойти налево, ведь именно так говорил Дима в городе. Вдруг на береговой линии появились палатки.

— Вот оно! — подумал я.

Подойдя к палаткам, я обнаружил 6 девушек, ну а 6 девушек обнаружили меня.

— Это КакаДу? — спросил я девушек.

— Нет, это ОНО (особенности национального отдыха, как выяснилось позже), — ответили девушки.

— А где КакаДу? — я вкратце описал свое приключение, и что позвонить тоже никуда не могу.

— А мы не знаем. Ну ты это, отдохни что ль тут у нас.

Честно скажу, что предложение было суперактуальным. Я скинул вещи и присел за стол. Позже выяснилось, что это совсем не амазонки и мужики тут тоже есть, но они уехали на моторке на турбазу восполнить запасы провианта. Я достал гитару и мы пару часов играли и пели все, что знал я и знали они. Наевшись, напевшись и напившись, я решил, что неплохо все таки добраться до места назначения.

— Я, пожалуй, пойду.

— А куда ты пойдешь? Это конец острова, и там больше нет людей.

Вот так я понял, что это не тот Остров. Я ошибся не лагерем, я попал на другой остров. Тут я вспомнил одну интересную деталь: на КакаДу прямо на берегу была установлена табличка «Нудиский пляж», да именно так, с ошибкой.

— А может видели тут нудистов? Ну таких, с табличкой?

— Ага, видели, на соседнем острове. Да ты не парься, сейчас мужики приедут, они тебя докинут.

Так и случилось, пришла моторка. Моторка была клевой, с ветровым стеклом, музыкой и кожаными сиденьями. Одна из амазонок села прямо на нос, еще две вместе со мной на заднее сиденье. Погнали!

Дима стоял на косе и рыбачил, парни на берегу что-то готовили на костре. Тишь и гладь разрезал звук мотора. На музыкальной лодке с тремя телочками я выглядел как кот, которому дали банку сметаны.

— Всем привет!

Мы пристали к берегу, девчата помогли выгрузить вещи и отчалили в закат. А мой первый заезд на остров до сих пор помнят все его обитатели. Ну и мне его тоже не забыть. Да и как тут забудешь. Волга это навсегда.

Жаба и панк

Грушинский фестиваль правильно называть Грушей. Не Грушинкой, — так Грушу называют только барды и москвичи. Груша! Где-то между Тольятти и Самарой лежит огромная Поляна, с одной стороны которой Волга, а с другой — Гора.  Я помню Грушу, которая собирала больше 200 000 человек. На пустыре за пару дней появляется целый город со своими правилами, персонажами, службами и т.д. Весь этот огромный пикник пропитан гитарой, сексом и алкоголем. И нету лучшего места, чтобы найти все эти три составляющих сразу и в большом количестве.

Первый раз я попал на Грушу в 2001 году и тут же понял «это любовь». В Грушу влюбляешься раз и навсегда. Зв 16 лет я был на Груше в 50% случаев. Отдыхал, работал, радовался, грустил, играл. Короче, фест — это всегда выкрученные на максимум регуляторы и просто кладезь историй. Ниже — малая их часть.

Однажды нас нанял МТС. Кажется, что он не захотел платить организаторам за официальную рекламу, поэтому были набраны несколько мобильных групп, которые совершенно случайно ходят в майках и кепках МТС по фестивалю, дружно поют песни и раздают банданы. Вот в такой мобильной группе я и оказался. Кроме самой Поляны нужно было еще работать в электричках, которые курсировали от Самары до Платформы фестиваля. Все с той же малиной: дружная «брендированная» компания весело и под гитару зажигает в вагоне. Платили, конечно, копейки, но много ли нужно студентам?

А сейчас история пойдет в очень странное русло, поэтому если вы особо впечатлительный и какаете радугой, то лучше не читать. Так вот, для тех, кто не радугой: в электричках есть туалеты, но нет туалетной бумаги. Гаргантюа, помнится, выяснил для себя, что ничего нет лучше пушистого гусёнка. А у меня зато были банданы МТС. И это, доложу я вам, отличная альтернатива, когда нет гусёнка. Короче, спасибо МТС, без вас я и не знал бы что делать. Если что, я расплатился рекламой: выкидывая красные тряпочки из окна туалета по ходу движения поезда, так что да, МТС — это просто.

Вообще, жизнь на Поляне устроена по принципу небольших лагерей. Ты берешь яркую маркерную ленту (она же волчатник), огораживаешь территорию, организуешь лагерь: палатки, костер, тент, умывальник. Не секрет, что на Груше воруют. Ну да, как и в обычном городе. Поэтому важно организовать дежурство…

У меня были любимые трусы. Белые в крупное красное сердце. Короче, успех в любой женской компании, тем более летом, когда оголяешься постоянно. Прошло больше 10 лет, а я до сих пор задаюсь вопросом «Кто и нахуя спиздил мои трусы?» Ну наверное было надо) Вместе с трусами незнакомец прихватил еще и кеды. Пусть у него отвалятся член и пальцы на ногах. Столько планов на эти трусы было. Столько планов.

Но квинтэссенцией того, что происходило на Груше, стала следующая история. Это что-то неуловимое, ощущавшееся в воздухе. Красивое и безмолвное.

На Грушу всегда приезжали панки. Настоящие. Грязные. Вонючие. С ирокезами и пирсингом. Я не знаю откуда они выползали в таком количестве, но, как и кришнаиты, они были очень заметны и являлись полноценными членами сообщества. Так вот, как-то теплым ранним летним утром я вышел на берег протоки, на которой увидел следующую картину: на одном краю большого бревна сидел панк. Он не спал, но был с дикого похмелья. Он не шевелился, видно было, что даже сидеть для него было тяжело. Он смотрел куда-то не столько в землю, сколько в глубь себя и мира.

На другой стороне бревна сидела жаба. Такая толстая и зеленая. И тут произошел самый смешной и короткий диалог в мире:

— Ква-а-а-а, — сказала жаба.

— М? — отозвался панк.

Наш персонаж повернул голову, никого не нашел и вернулся к более важному занятию: смотреть в землю. Я вздохнул и понял, что никогда не смогу найти места лучше. Все было просто и понятно.

Я не буду писать здесь про утренние поездки приятеля за постинором в город или про осу, которая укусила товарища в горло, когда он с утра решил попить из открытой пачки сока или про отрезанный палец, после прыжка друга в мусорный бак или про клавиатуру, разрубленную топором на несколько частей. Это все то, что было на Груше и там же и останется. И еще одно: Я никогда не был на Горе. Ну на том самом финальном концерте. Просто иногда то, как оно задумано и то, как оно используется — сильно разные вещи. Для меня Груша — это не фестиваль памяти Валерия Грушина, это что-то свое. Веселое и хорошее. И всегда про друзей. И в этом году я еду.

 

Про бумагу и китайские палочки

Фестиваль студенческих короткометражек, который проводился в Универе, назывался «Кинематографический олень». Конечно, я мнил себя великим режиссером. Но как обычно просрал все сроки, чтобы сделать нормальную работу. Оставался один вечер, фотомыльница с возможностью снимать короткие видео и пара товарищей, которые решили поддержать меня в каком-то очередном безумии.

Мы собрались на хате у Степы. За 10 минут была придумана идея, музыка и стихи. На стул была натянута черная майка, а фигурки дурацких бумажных человечков насажены на китайские палочки. За несколько дублей Саня отснял весь материал. Я вдохновенно читал ебанутые стишки, мы лежали на полу под стулом и двигали фигурки на палочках, хихикая как ненормальные. В конце одна из фигурок была ритуально уничтожена при помощи зажигалки Вовы. Бумажный догорающий ошметок на палочке отчетливо прорисовал в кадре фигурку дьявола перед тем как потухнуть окончательно. Фоном была выбрана мелодия из Колобков.

— Гениально, — подумали мы и легли спать.

На утро, посмотрев на сотворенное, мы поржали еще раз и двинули на фестиваль. А там все было вполне себе по серьезке. Человек 70 в зале, важное жюри, собранное из преподавателей и активистов, 10 заявленных студенческих работ. Работ.

Боже, что это было за говно! Нет, не совсем всё. Были интересные работы с сюжетом и нормальным монтажом, но в целом, студенческий фестиваль кино —  это очень печальное зрелище. Такое ощущение, что каждый из конкурсантов, кто брал в руки видеокамеру, хотел немедленно вскрыть себе вены и пытается рассказать об этом миру. Сложно назвать это артхаусом, это был прямо таки артпанк. Депрессия, глубокий смысл, непОнятый автор, вываливающий на нас свою душу, странные многозначительные паузы, статичные планы, короче, все как мы любим.

Наша работа была последней. И я выиграл видеокамеру. А через неделю потерял.

Фильм тот мы назвали Бумажный смысл. И он тоже утерян безвозвратно, ну я на это надеюсь.

Как я встретил лису

Сразу оговорюсь, что этот рассказ совсем не про лису, хотя лиса тут фигурирует. Это важно для дальнейшего понимания всех происходящих тут событий. Ну так вот. В возрасте 14 лет мы с родителями решили, что нехрен проводить лето просто так и по соглашению сторон я был сослан в Подгоры в юношеский выездной лагерь, который назывался школа звезд Комарова. История стерла из памяти этого самого Комарова (вроде такой в очках и с бородой), но каким-то удивительным образом он находил интересных детей и не менее интересных педагогов (вокал, танцы, художестеенная речь итд) и объединял все это в двухнедельный лагерь с отчетными концертами и дальнейшим продюссированием талантливых подростков.

Подростки были разные. Был например Ефим, который в 13 лет выдавал крутейшие народные постановки в одно лицо, Ефим в самом деле был одарен, но был полным мудаком, Он курил  и пил как черт. В 13 лет голос его, если Ефим был не на сцене, звучал как голос человека, у которого нет связок. Такой хриплый шепот. На сцене, конечно, Ефим преображался и выдавал заливистые трели не то стихов не то шуток-прибауток. А как-то Ефим пришел с гордым видом, сообщив палате парней, что он только что потрахался. Нам было ответить нечем, и Ефим тут же стал героем, который донес до нас до всех мысль, что секс вот он, совсем рядом. Протяни только руку и будь мудаком.

А был еще Костя. Костя неплохо пел, а еще так вышло, что я был влюблен в сестру Кости. С сестрой мы познакомились раньше и в другом лагере, а потом долго и нежно переписывались. И не в этом вашем интернете. Переписывались письмами. Света писала яркими гелевыми ручками и жила в Суходоле. Письма шли несколько недель, и каждый раз получить такое письмо было очень круто. Сильно круче, чем получить сообщение вконтакте. Сильно круче.

Так вот, Костя спас мне жизнь.

Я с детства не умел плавать, но был связан с водой. Доплыть до буйков в тот день показалось хорошей идеей. Мне казалось, ну что такого, перебирай руками, нельзя же прослыть трусом среди пацанов. И мы поплыли. И я доплыл. Вот только обратно не доплыл…

Меня стало сносить по течению, я запаниковал и пошел под воду.  Костя плыл рядом. А плавал он как дельфин. Костя спросил меня, нужна ли мне помочь и увидел немую мольбу в моих глазах. Я уже не мог говорить, я захлебывался. Костя все понял, поднырнул и стал выталкивать меня к берегу. Дотолкал. Отлежался, поржали, а я до меня потихоньку доходил весь пиздец ситуации… Костя был крутым и добрым парнем, обладал каким-то простым авторитетом среди сверстников. К Косте я потом еще ездил в Суходол, а потом, когда начался универ, мы потерялись. Его нет ни в одной соцсети, поэтому связь, видимо, утеряна навсегда.

А еще был Диман. Диман тоже был из Суходола.  Огромный и веселый широколицый парень. Диман в предпоследний день смены где-то раздобыл водки. И позвал нас на дегустацию. Да, мама, так я первый раз попробовал водку. Ее было всего 50 грамм, потому что желающих было больше чем водки.

— Не держи во рту, — посоветовал кто-то из толпы.

Я и не держал. Закинул и проглотил. По горлу пролилось что-то теплое, а потом я пошел погулять.

Я шел по песчаному волжскому берегу и не понимал, почему не могу идти прямо, даже если очень хочу. Заметил чуть дальше костер, пошел к нему, хоть это было и непросто.

За 10 метров до костра, где оживленно пелись песни  под гитару, путь мне преградила лиса. Она появилась из ниоткуда. Маленькая, рыжая, проворная собака. Остановилась оценить опасен ли я. И я остановился с той же целью. Мы смотрели друг на друга. Безопасные. Она убежала, а я подумал про секс, водку и свою жизнь. которая вот уже неделю продолжалась только благодаря Косте.

За смену мы все очень сильно повзрослели. Это было настоящее и взрослое ощущение реальной жизни. Мы все стояли тогда на пороге у вселенной. И все вошли по-своему. Ефим, Костя, Дима и я. Каждый. По своему.

Как я познакомился с творчеством Стаса М.

Удивительно, но дважды за время учебы я побывал в столице Чувашии — Чебоксарах. Чеба был очень активным городом в плане студенческих программ. У местного Университета сформировался очень крутой актив, и они постоянно устраивали какие-то мутки с привлечением молодежи из других регионов.

Про поездку на день МатМеха я рассказывать не буду. Я ее почти не помню, кроме того, что мы почему-то в 4 утра с пакетами макдональдса на голове заруливали в МакАвто и кричали в окошко бип-бип. Я вам расскажу про другую поездку.

В начале 2007 года мне звонит Тинка и говорит:

— Диман, такая тема, едем в Чебу, там конкурс Татьян Поволжья на день, собственно, Татьяны. Я, — говорит, — буду в конкурсе участвовать! А ты мне подыграешь на гитаре на сцене во время творческого конкурса.

— Херня вопрос, — отвечаю. — Сессия не закрыта, ты не Татьяна, а Тинатин. Едем, конечно, это верняк! Безумие и отвага, Самара вперёд!

И вот уже через день мы сидим, кажется, в автобусе и мчим в столицу Чувашии. Короче, таких Татьян набралось штук 8 со всех поволжских городов: Казань, Нижний, итд. И все они вместе со своими группами поддержки приехали в Чебоксары. Конкурс, надо сказать, был довольно крутым. Его проводил то ли местный депутат, то ли местный меценат. В любом случае и девушкам приятно и деньги не зря потрачены.

Но ближе к делу и к развязке.

Нас заселили в какой-то пансионат, похожий на корпус детского лагеря или на корпус больницы. Двухэтажное строение, маленькие комнаты с 4-мя панцирными кроватями и общий холл с телевизором. За пару дней до конкурса мы дружно репетировали, знакомились, гуляли, и как-то вечером к нам приехал какой-то важный человек. Может быть тот самый депутат. Приехал и почти сразу уехал, забрав с собой несколько девушек в ресторан. А нам оставил своего водителя. Зачем-то. Переночевать.

Водителем был грузный лысеющий мужик, который представился как Юра. Он мне не понравился сразу. И пока я ходил в магазин за пивом, в комнате пацанов, куда заселился Юра, началось нечто. Картина, которую я застал, когда вошел в комнату до сих пор стоит у меня в голове, и, возможно, это самое страшное, что я видел в жизни.

Юра, в обвисших семейниках и расстегнутой рубашке выплясывал какой-то сатанинский танец под песню с кассетного магнитофона, который он же и принес. Песня была незнакомой, но дико мерзкой. Она закончилась, но Юру было не остановить:

— А давайте еще раз послушаем! Это же Стас Михайлов! — и закрыл дверь в комнату на ключ.

— Пиздец, — пронеслось у меня в голове.

— Пиздец, — пронеслось в голове у парней, которые явно слушали эту композицию не в первый раз.

Юра быстро перемотал кассету, налил себе стакан водки и вышел на центр комнаты.

— Ты прости меня родная, Что творю я сам не знаю.

Юра пел и танцевал самозабвенно. Это было и ужасно и прекрасно одновременно. Колыхался Юра, и в такт Юре колыхались его семейники и пузо. Когда Юра дошел до припева, казалось, что хуже быть не может, но хуже стало:

— Беээээз тебя, без тебя! Все ненужным стало сразу без тебя!

Было очевидно, что Юра пережил какую-то глубокую трагедию расставания с девушкой, и Стас резонировал с Юрой каждой своей строчкой:

— Подождите, пацаны, сейчас начнется саксофон, вместе танцевать будем!

Юра допил стакан и стал изображать безумного саксофониста. Пацаны танцевать не торопились, Юра злился, ему было странно, что кому-то это может не нравиться.

Мы послушали песню еще раза два и даже выучили слова, а Юра допил бутылку и свалился спать. Мы забрали у него ключ и тихо вышли из комнаты.  Больше об этом мы никому не говорили. Это была наша тайна.

Наша, Юры и Стаса.

Сила табака

Кажется, в 2004-м году наш творческий актив Госа выехал в Алупку, чтобы, так сказать, отдохнуть. Как будто переучились, ага. Половину отчислили еще курсе на третьем. Но для истории это не так важно. Тогда у всех этих парней и девчонок горели глаза, свербило в заднице, а в ушах на репите гоняли Пятница и Бумбокс. Лето, Крым, свобода.

Заселились мы в Противотуберкулёзный (!) санаторий Предгорный, с которым у Госа были какие-то свои отношения. Но тут важно понимать, что это было за место. Это классическое наследие ушедшей эпохи. Вот представьте себе фильм «Добро пожаловать, или Посторонним вход запрещен». Вот, думаю, это реинкарнация того санатория. Его, конечно, пытаются облагородить, но получается так себе. Все компенсирует природа, поэтому и расчетный час там до сих пор 8 утра.

Ну и вот. После нескольких дней веселья и радости, мы с Мишкой зачем-то оказались на ступенях пересохшего бассейна. Такого, знаете, с облезшей синей краской и зеленой глиняной жабой посередине. Сели мы то ли перевести дух, то ли закурить, то ли просто насладиться бассейном и окрестностями, уже не помню. Только через пять минут из-за забора появилась черная тонированная шоха с битАми Трофима, в лучших традициях самарского гопстайла. А за ней и еще одна такая же.

У местных пацанов, как мне представляется, было немного развлечений. А будь я на их месте, «естьчонайдумоебудет» было бы моим любимым занятием по отношению к этим туристам. Машины остановились в 10 метрах от нас с Косым, из них вывалилось человека 4 в полосатых шортах и шлепанцах и неспешно двинулись к нам.

Мы с Мишганом тогда не производили впечатление крепких парней. Типичные два дрища, до которых не доебаться —  это все равно, что согрешить. Парни действовали по классической схеме. Поэтому первый вопрос бил сразу в лоб:

— Есть курить?

У Косого курить не было. У меня было. Протянув пацанам пачку Беломора, я заметил, как странно изменились их лица. Так шаблон им не рушили уже давно. Судари вежливо отказались, пожелали нам удачного вечера, сели по машинам и разъехались.

Я не знаю, зачем я купил в Самаре пачку Беломора и зачем привез его в Крым и зачем вообще носил с собой. Я даже выкурил пару этих странных папирос. Но с тех пор я точно знаю, что курение спасает. Ну по крайней мере нас с Мишкой.

Когда нет денег

В январе 2008 года, еще не закончив универ, я сорвался в Москву. В то время я грезил столицей, часто там появлялся, она меня манила своей энергией. Поэтому как только мне предложили попробовать себя на продавца интернет-рекламы в одном проекте, я не раздумывая согласился. Взял сумку с вещами, системный блок и сел в фирменный поезд Жигули.

В Москве всегда было жарко.
В Москве всегда было жарко.

Все, кто когда либо работал в продажах, знают, как непросто начинать с нуля в новой сфере. Базы нет, все рабочие клиенты заняты другими менеджерами, короче сделать продажи в первые месяца три было очень трудно. В 2008 году в медийку шли самые смелые, их и предстояло отлавливать. Порой сделка делалась несколько месяцев: надо было договориться с агентством, с клиентом, подождать, пока будет бюджетирование, ну и вот тогда может быть.

К чему я это все? К тому, что голый оклад составлял 20 тысяч российских рублей. Три месяца подряд. И вот на эти, сука, деньги надо было выжить. Знаете, что написано у меня в дипломе? Присвоена квалификация Математик. Математик, блять! Сейчас, я вам как математик пару выкладок сделаю.

Имеем 20К на месяц. Вычтем отсюда расход на квартиру в 6К рублей, а с третьего месяца и все 12К, потому что приятель, с которым я делил квартиру, решил вернуться в Самару. Да, к слову, это была убитая однушка в Лобне. Каждое утро мне надо было ехать час на электричке до Савёлы, а потом еще 40 минут на метро, ну и 10 минут пешком. Ну продолжим с расчетами. Минус 1К на дорогу, минус 1К на сотовую связь и домашний интернет. Имеем в остатке примерно 6К рублей в остатке. А еще еда, ночная жизнь, одежда какая-то. Ну и вот однажды летом у меня не оказалось денег.

Совсем.

Когда нет денег. Фото ровно с того периода жизни
Когда нет денег. Фото ровно с того периода жизни

Сейчас я объясню, что такое нет денег совсем. Это значит, что их нет у тебя, их негде одолжить, потому что ты живешь в долбаной Лобне и никого там не знаешь, ты не можешь никому позвонить, потому что на телефоне тоже нет денег. Ты не можешь оплатить интернет, а на дворе суббота и тебе нужно тупо прожить два дня, чтобы добраться до работы и у кого-то стрельнуть хотя бы рублей 500.  В холодильнике пусто. Совсем пусто, ты доел даже морковь, лук и кетчуп.

Совсем нет денег. Совсем.

Тем вечером, впрочем как и любым вечером, я захотел жрать. Что угодно. Просто закинуть, чтоб можно было уснуть. Я вышел на улицу и пошел в сторону леса. Закурил, желудок скрутило еще сильнее. Тут вдоль дороги пошли дачи с плодово-ягодными культурами.

— Да какого  черта, — подумалось мне. И я быстро оборвал ближайшее сливовое дерево, ветка которого услужливо свисала из-за забора.

Распихав все трофеи по карманам, я вернулся домой и сварил компот. А еще на антресоли тем же вечером была найдена старая мука, оставшаяся от предыдущих жильцов. Короче, это были лучшие компот и оладьи в моей жизни.

Той жизни, когда не было денег.

 

Посвящение в жители общежития

Общага ГосУниверситета была местом не самым дружелюбным для новичков. Как бы это сказать помягче, там была возрастная и национальная иерархии. Старшие прессовали младших, но держали под контролем чеченцев, поэтому система строилась на взаимной зависимости всех от всех. Такие камень-ножницы-бумага, только ты всегда проигрываешь, если молодой.

Посвящение происходило тут недалеко.
Посвящение происходило тут недалеко.

Когда я получил ключи и зашел в свою комнату, сосед Лёха мазал голову зеленкой. — Привет, — говорю, — я Диман, что у тебя с головой? Лёха, с которым мы затем прожили вместе 5 лет, на тот момент был 18-летним пацаном, тоже только-только поступившим на первый курс. И тут он почесав зеленую голову, поведал мне, что комендант общежития велела двум второкурсникам перетащить матрасы с одного этажа на другой, а парни решили, что им как-то впадлу, и нагрузили этим Лёху, узнав, что в общаге новая кровь. Лёха, будучи гордым деревенским парнем, отказался, за что тут же получил в бубен и лишился привезенного им магнитофона.

Непорядок, конечно, но что делать, подумалось мне тогда, но это только начало истории.

Сосед жил в комнате на тот момент уже больше недели и по-масонски поведал, что за мной сегодня вечером зайдут и мне лучше быть в комнате.

— Кто зайдет? — поинтересовался я.

— Дэн и Череп. Это старшие, — так же невозмутимо ответил Лёха. — Будет посвящение. Надо проставиться за вселение. Я уже проставлялся, теперь твоя очередь.

Собрав все деньги и остатки самообладания, я ждал вечера, ожидая людей со странными именами. Вечером за мной действительно зашли и любезно пригласили присоединиться к вечернему пиршеству в комке. Комок представлял собой металлическую будку с продуктами. Рядом с будкой стоял стол и пара лавочек. На этих лавочках и восседал «ареопаг» общежития. Сам процесс проставления прошел проще, чем я думал. Один из старших попросил купить пацанам сигарет, водки и лимонада. И в 2003 году на это ушло не больше 100 рублей, поскольку водка представляла собой паленую разведенку по 25 рублей. А сигареты вообще стоили копейки.

Я подумал, что посвящение окончено, и пора свинтить, как вдруг со мной решил поговорить «смотрящий». Дэн был крупным рыжим парнем, он уже изрядно выпил и выглядел весьма устрашающе.

— А ты откуда? — поинтересовался мой собеседник.

— Из Нефтегорска.

— А в школу какую ходил? — мне показалось или в его голосе послышался какой-то странный интерес?

— В третью. — тут уже мне стало интересно, чем это закончится.

— А английский кто преподавал? — продолжал с азартом Дэн. Это все стало походить на квест, в котором я пока шел по правильному пути. вопросов и ответов.

— Маньшина, — ответил я, чем вызвал волну одобрения от слушателей, потому что я, сам того не понимая, угадал фамилию Дэна.

— О, это моя мама! — обрадовался Дэн, и я понял, что все у меня тут будет хорошо.

Но и это не конец истории.

Часа в три ночи, когда мы с Лёхой уже крепко спали, в нашу дверь начал кто-то неистово барабанить. Открываю дверь, Дэн закидывает к нам тех самых двоих второкурсников.

— Они? — громко спросил он Лёху, который только протер глаза?

Дальше парням было популярно рассказано, что эта комната под защитой и магнитофон неплохо бы вернуть. Оказалось, что парни попали под замес, объяснив Дэну, что первокурсники нихера не делают и назвав номер нашей комнаты.

Такие порядки были у нас, да. Такое вот посвящение.

 

Как пробежать 200 км вокруг озера Балатон и не сдохнуть. Балатон Супермарафон в Венгрии.

Полгода назад меня посетила самая безумная мысль  — пробежать Балатон Супермарафон. Это 4-хдневный забег в сердце Венгрии. Каждый день нужно пробежать марафон и еще немного, а в сумме оббежать крупнейшее озеро Европы.

Балатон Супермарафон. Подготовка.

Все началось на этом сайте полгода назад. Точнее даже не так. Началось все с того, что я захотел что-то сделать до 30 лет. Что-то интересное в беговом плане, что-то выходящее за рамки марафона. Начал искать интересные события, которые выпадает на 26 марта, чтобы отметить этим день рождения. А тут подвернулось нечто такое, чего я и представить-то не мог. 4-хдневный забег почти на 200 км вокруг крупнейшего озера Европы, который стартовал 23 марта, а заканчивался ровно 26 марта. Я не раздумывая оплатил участие, еще не понимая, что мне предстоит.

Балатон Супермарафон. Беги, пока можешь.
Балатон Супермарафон. Беги, пока можешь.

За 4 месяца до старта я начал тренировки. Если честно, то план я провалил. Ноябрь — 80 км, Декабрь — 190 км, Январь — 110 км, а Февраль и Март так и вообще по 60. Можно было бы отмазаться, что имел место непростой переезд в Минск, смена обстановки, новые знакомства, но зачем отмазываться. когда откровенно схалтурил. Надо сказать, что к такой дистанции сложно подготовиться в первую очередь ментально. За пару недель до события я начал откровенно бояться этого старта. 4 марафона подряд. ЧЕТЫРЕ МАРАФОНА ПОДРЯД! Я еще помнил, как в 2014 году, пробежав первый марафон в жизни, я плакал от боли, идя в мужскую раздевалку. А тут 4! Я понимал, что самое главное — это не скорость, а отсутствие травм. Старые болячки меня не тревожили, поэтому я решил, что шансы все же есть и сел в самолет до Будапешта.

Чтобы добраться до места старта, нужно сначала добраться до Шиофока.
Чтобы добраться до места старта, нужно сначала добраться до Шиофока.

Да, надо сказать, что само событие проходит сильно далеко от Будапешта, поэтому купИте, все что вам нужно заранее. Вы попадёте в деревенскую Венгрию, где нет ничего, кроме небольших местных магазинчиков. Я за 4 дня так и не смог найти крем от загара. Ну да ладно. До Шиофока относительно просто добраться вот с этого вокзала. Можно заранее купить билеты на электричку здесь, а можно и не париться, купив тикет прямо на вокзале.  Еще маленький трюк для тех, кто хочет сэкономить. Не покупайте проживание у организаторов. Я смог разместиться дешевле раза в полтора, постоянно заселяясь рядом с официальными отелями соревнований. Важно купить билет на автобус, который отвозит участников на старт, а после финиша доставляет их в отель. Это действительно необходимо, если вы один и без машины.

IMG_1232
Балатон Супермарафон. Вид озера из поезда.

Так вот, когда поезд уже подъезжал к городу Шиофоку, он очередной раз вынырнул из какого-то тоннеля, и сказать, что я охуел, — это не сказать ничего. Я увидел необъятный Балатон, у которого даже не было видно его берега. Сфинктер сжался до размеров игольного ушка. Отчаянно захотелось испить водочки и повернуть поезд обратно, но было поздно. Я поселился вот в этом гостевом доме, он расположен в 100 метрах от старта. В этом гэстхаусе я провел ночь до старта и ночь между первым и вторым днями. Ничего плохого о нем не скажу. Ну к делу.

Балатон Супермарафон. Экипировка.

Самый большой вопрос у меня был «в чем бежать?», потому что обуви с сильной амортизацией у меня просто не было. Я взял с собой несколько пар обуви, но чувствовал, что все это не то, и бежать будет тяжело. Поэтому я засунул в задницу предубеждение не бегать в новой обуви длинную дистанцию, зашел в Будапеште в Номад и волевым жестом купил Hooka Clifton 3, в которых и пробежал всю дистанцию. Да, я их конечно, протестил. Но я мало что понял за 5 км вечером перед основным стартом. Я просто доверился этой обуви, и она не подвела. Эта пара точно заслуживает детального обзора.

С 23 по 26 марта в западной Венгрии уже довольно тепло. Температура днем была от 8 до 21 градуса. Поэтому, для меня привычным низом стали компрессионные носки CEP и короткие тайтсы Asics чуть выше колена.

Наверх пошла кастомная майка Nike Mikkeler Running Club Moscow и уже ставшая талисманом шарфошапка на голову.

Балатон Супермарафон. Можно надувать щеки как будто тяжело.
Балатон Супермарафон. Можно надувать щеки как будто тяжело.

На пояс шла сумка с бутылкой Asics, тоже моя старая боевая подруга. Короче, все кроме обуви, было проверено марафонами и заслужило высокую оценку.

Да, еще ежедневным спутником был вазелин. Вазя или Вазик — лучший друг бегунов. На обмазку перед стартом у меня легко уходило полтюбика: пах, пальцы на ногах, свод стопы, задница, подмышки. Черт возьми, я легко мог проскользнуть между ног у монашки, и она бы ничего не заметила. Вот примерно столько на мне было вазелина.

Были еще обезболивающие мази и кетопрофен для мышц на ночь.

Из еды я использовал:

  • кофеиновый изотон от PowerUp, который разводил на старте и пил первую половину дистанции;
  • гели  Energy Gel HighFive. За день уходила около 10 тюбиков;
  • регидрон во второй половине трассы, 1 пакетик в день;
  • таблетки цинкита во второй половине трассы, 1 таблетка в день;
  • ибупрофен в последний день перед трассой;
  • нимесулид после каждого забега 1 пакетик.

Каждый день после забега все стиралось и сушилось. Чтобы с утра все по новой. Достаточно одного комплекта, если вовремя стирать и сушить.

Балатон Супермарафон. Организация.

Это одна из самых крутых организаций, которые я видел. Начну с того, что они реально отвечали на почту, когда у меня возникали какие-то вопросы или уточнения.

На такой дистанции очень важно сосредоточиться на трассе или на себе, не отвлекаясь на бытовые проблемы. Организаторы дружелюбны, за 4 дня запоминают тебя и в лицо и по имени. Всегда стараются помочь или что-то посоветовать. Вообще много теплоты в этих людях.

На дистанции идеально организованы пункты питания. Они стоят часто, каждые 5 км. По одну сторону дороги для эстафетчиков, по другую для индивидуалов. Рацион крутой: бананы, хлеб, соль, сухофрукты, сладости, магнезия, кола, кальций, даже безалкогольное пиво!

Необычна система чипов и отметок на трассе. Чип выглядит как флэшка, которую ты носишь на пальце и вставляешь в гнезда, расположенные на тех же пунктах приема пищи. Устройство мама одобрительно пищит, и ты довольный несешься дальше (матеря себя за идею вписаться в это безумие).

Это чип Балатона.
Это чип Балатона.

На старте каждого дня работало миниэкспо, где можно было купить батончики и гели (если вдруг запасы иссякли). После финиша и до глубокой ночи все желающие проходили через массаж. Мне не потребовалось, но это очень круто и правильно.

После финиша каждого дня участники получали внушительный пакет с едой и уже алкогольным пивом. Хотелось, конечно мартини и холодную сильную женщину, которая тебя донесет до отеля, но пиво тоже неплохо.

Сама трасса идеально размечена и расхождения с моим Гармином не превышали 200 метров, а иной раз и 20 метров за 50 км! Много милиции, волонтеров и скорой помощи.

Организаторы заработали твердую пятерку. Забег проводился в 10-й раз, видимо все шишки они уже набили и отработали. Молодцы!

Балатон Супермарафон. Первый день.

Подготовка была похожа на уже знакомый ритуал перед важными забегами:

  • зацепить номер на майке;
  • позавтракать;
  • обмазаться вазелином;
  • одеться;
  • одеть чип;
  • собрать пакет еды перед стартом;
  • дойти до старта;
  • сделать отчетное селфи;
  • стартовать.

На старте познакомился с забавным мужичком лет 60, у которого цель — пробежать во всех крупных городах. Сейчас он тестирует себя перед забегом De Sables. Бегает он небыстро, но очень стабильно. Бежал и в Петербурге и в Москве. Ну ладно, вот уже и старт. Побежали.

Балатон Супермарафон. Первый день
Балатон Супермарафон. Первый день

В первый день нужно было пробежать 48,2 км, то есть марафон и еще немножко. Старт был в городе Шиофок, а финиш в городе Фоньод. В первый день было очень жарко. Температура поднялась выше 20 градусов. Бежать было вязко и неохота. Решил для себя не вываливаться за темп в 6:30. Так и получилось. На 26-м километре неудачно приземлился и почувствовал, что икра довольно сильно напряжена. еще немного и схвачу спазм. Развел цинк с регидроном, всосал все это и продолжил. Вообще в первый день кроме жары ничего не напрягало. Я просто медленно прочапал 40, потом скорость еще немного упала и я дополз оставшуюся десятку. А дальше снова действия были похожи на ритуал:

  • сделать финальное селфи;
  • дойти до автобуса;
  • доехать до отеля;
  • принять душ, снять с себя вазелин;
  • постирать одежду;
  • нанести обезболивающее от солнечного ожога;
  • выпить нимесил;
  • дойти до ресторана и поужинать;
  • дойти до отеля, намазать мышцы и уснуть.

Вот то, что я описал выше, — очень важно. Бежать — не так сложно.  Сложно справляться с отходняками после трассы. А именно в это время нужно быть максимально собранным, чтобы выполнить весь описанный алгоритм. Вот это и правда непросто. После первого дня я чудовищно обгорел. Попытка найти крем от загара ничем не закончилась. Осталось надеяться, что солнце на следующий день куда-то скроется.

Балатон Супермарафон. Немножко сгорел.
Балатон Супермарафон. Немножко сгорел.

Балатон Супермарафон. Второй день.

Но солнце никуда не скрылось! Оно решило меня добить. Надо сказать, что это была самая длинная дистанция за 4 дня. Сегодня нужно было пробежать 52,9 км. Старт был в городе Фоньод, а финиш в городе Сиглигет.

Дистанцию такой длины я не бегал за один раз никогда. В Крыму был честный полтос (там горы и все вот это), но именно 53 в длину — это впервые. Готовился как на войну. Шутка ли! 53 километра. Мышцы со вчерашнего дня чувствовали себя неплохо, только чуть подзабились четырехглавые. Уже привычный ритуал и старт.

Стартовал неуверенно. Первые 5 километров бежал как на костылях, разминал мышцы, потом пытался сохранить те же 6:30. В целом получалось, но периодически вываливался на пунктах техобслуживания.

Балатон Супермарафон. Разбегаешься и бежишь.
Балатон Супермарафон. Разбегаешься и бежишь.

А дальше что-то произошло. С 30-го километра бежать стало проще. ну то есть не вот прям легко и весело, но проще. А то, что случилось за 5 километров до финиша вообще не поддается логическому объяснению. Мысли прочистились, тело превратилось в машину из поршней и коленвалов. Все нацелено на результат, дыхание ровное, раз-два, раз-два. 52-й километр я сделал по 5:20. И это уже после 90 км за спиной. Но впереди ждал сюрприз. На финише ждала горка с подъемом в 200 м. Я дал себе слово не переходить на шаг. Вспомнил Крым, скукожился и побежал. На этой горке сломались все. А я их съел и причмокнул. Горка очень здорово помогла и взбодрила. Второй день закончился на позитиве. Осталось доехать до отеля. Темп удалось удержать на 6:12, как и в первый день.

Отель был новый. Вечер второго дня я провел в милейшем месте в Кестхее, из которого совсем не хотелось уезжать.

Ритуал был соблюден, а для себя я открыл еще и чудный ресторанчик Jóbarát Vendéglő. Прямо советую. Огромные порции и вкусное пиво.

Балатон Супермарафон. Третий день.

Солнце и не думало сдаваться, а крема от загара все еще не было. Единственным спасением было то, что падала общая температура. Дистанция третьего дня составила 42,5 км. Это был самый короткий отрезок. Нужно было пробежать марафон. Всего лишь марафон. В этот день стартовали еще несколько сотен участников, которые бежали половинку Супермарафона. Поэтому на старте было особенно людно. Стартовали мы в городе Бадаксони, а финишировали в Балатонфюреде.

Бежалось рвано. К изрядно подзабитым мышцам добавилась боль в своде левой стопы. Она то появлялась, то исчезала и в целом было терпимо. В середине дистанции был длинный километровый тягун в гору, где опять половина бегунов перешли на шаг. Хрен вам, а не шаг! Горку одолел, а дальше уже оставалась десятка, где я обгоняя знакомую майку Петербургского марафона, крикнул, что у меня тоже такая есть. Оказалось, это наш человек из Екатеринбурга. Дальше уже до финиша бежали вместе в бодром темпе. Это было удивительно приятно, потому что я уже изрядно скучал. За разговорами и смехом десятка пролетела стремительно, и мы финишировали.

Балатон Супермарафон. Дмитрий Геранин и Александр Иванов.

Последним моим ночлегом стало вот это место в Балатональмади. Место в целом неплохое, если бы не проблемы с отваливающимся вайфаем. Мясо с шеи и рук уже отваливалось кусками.  Ритуал сегодня был особенно непрост. А учитывая гористый рельеф города, дойти до пиццерии было отдельным испытанием. Последним моим ужином в 29 лет стал ужин вот в этом прекрасном месте. Ночь, звезды и паста с красным вином. Все это очень круто для проводов первой цифры возраста. Отличный вечер перед бурей.

Балатон Супермарафон. Четвертый день.

В последний день у меня была надежда, что солнца не будет. Но оно вышло! Ну а чего? Причем стартовали мы при температуре в 8 градусов. Это был первый день, когда первые 5 километров было реально холодно. Но потом все выправилось) Дистанция последнего дня 49,7 км. Старт в Балатонфюреде, а финиш уже в знакомом нам Шиофоке. Круг должен замкнуться.

Бежалось никак. Ну то есть очень тяжело. Очень. Тяжело. Понимая состояние своей стопы, я выпил две таблетки ибупрофена до дистанции, и боль стала просто тупой и ноющей. После первой десятки темп вывалился за 7 минут на километр, и я подумал, что это конец. Ноги буквально не хотели отрываться от земли и передвигаться. Тогда я выкинул из головы все, кроме одной мысли: «просто переставляй ноги». Я бежал, медленно и тупо, но бежал. Оставил в голове счет «и рраз и рраз и рраз!» и следовал ему еще километров 20. Это были самые ужасные 30 километров в жизни. а дальше произошло чудо.

На 30-м километре было довольно жесткая горка. Длинная и крутая, которая поубивала всех. Кроме меня. Сжав натертые яйца и остатки достоинства в кулак, я попёр. Вытянул горку, вылил на себя литр воды на станции техобслуживания, и побежал. В нормальном темпе по 6:30. Ближе к финишу пошли спуски, и пейс в отдельные моменты достигал 4:50. В то время, когда остальные аккуратно берегли колени, моя hooka позволяла бежать в полную ногу, обгоняя вообще всех. Последнюю пятерку я топил. 5:50, 5:30, 5:25. Откуда это взялось? Откуда вообще это могло взяться после 190 км ? Я не знаю.

Финишировал с гордо поднятыми руками под аплодисменты и крики «Браво, Дима». Дыхание ровное, кожа горит. Глаза полны слез от радости. Вот она медаль. Вот оно пиво, вот она трава, на нее можно лечь. Больше никуда бежать не надо. Все. Я это сделал. Это теперь мое. Никто не отнимет. Это теперь со мной навсегда.

Балатон Супермарафон. Финиш.
Балатон Супермарафон. Финиш.

Балатон Супермарафон. Результаты, впечатления и особенности.

Общее время 4-х дней составило 20 часов 11 минут и 30 секунд. Общая дистанция 193,3 км. Общий темп за 4 дня получился 6:52.

Это, конечно, не суперкруто, но этого хватило, чтобы стать 110-м из 181 финишировавшего в общем зачете и 35-м из 58-и в своей мужской возрастной. И там и там закрыл первые 60%. Ну или открыл последние 40). Результаты тут.

И теперь еще немного наблюдений:

  • это возрастной забег. Средний возраст участников — около 40 лет. Я там прям совсем пацан типа.
  • много айронов, трейлранеров, ультрамарафонцев. Есть те, кто бежит 6-й, 7-й раз. Это, видимо, болезнь.
  • почки начинают барахлить уже на второй день. Ты опухаешь. Сильно. Можно принимать мочегонное. Я не стал.
  • на 4-й день ко мне пришел беговой дзен. После финиша я поговорил с деревом, а оно мне ответило. Ничего особенного. спросило как дела. Готовьтесь, это необычно.
  • берите спутника. Будет кому поныть в плечо. Но если хотите узнать что-то про себя, не берите никого. Один на один с собой.
  • все ограничения в голове. Я до сих пор не могу переварить инфу про 4 марафона подряд. А тело может. Мозг слабый и связан ограничениями и опытом, тело сильное. Просто делайте. Получится.
  • не забывайте про ритуал, в нем сила.
  • на следующий год точно нет. и через три года нет. Может через 5.
  • по пути все местные (реально все) тебе кричат «Ойро». Я до сих пор не знаю, что это значит. Но слово до сих пор стоит в ушах.
  • я очень быстро восстановился. Уже через две недели ничего не болит. Десятка пробегается спокойно и уверенно.
  • важно есть и пить. Не забывайте. Даже если не хочется. В начале трассы гели это интересно. В конце — это мУка. Просто ешьте.
  • не думайте. регистрируйтесь.
Балатон Супермарафон. Точно получится.
Балатон Супермарафон. Точно получится.

Всем бег!