Архив метки: мемуары

Когда нет денег

В январе 2008 года, еще не закончив универ, я сорвался в Москву. В то время я грезил столицей, часто там появлялся, она меня манила своей энергией. Поэтому как только мне предложили попробовать себя на продавца интернет-рекламы в одном проекте, я не раздумывая согласился. Взял сумку с вещами, системный блок и сел в фирменный поезд Жигули.

В Москве всегда было жарко.
В Москве всегда было жарко.

Все, кто когда либо работал в продажах, знают, как непросто начинать с нуля в новой сфере. Базы нет, все рабочие клиенты заняты другими менеджерами, короче сделать продажи в первые месяца три было очень трудно. В 2008 году в медийку шли самые смелые, их и предстояло отлавливать. Порой сделка делалась несколько месяцев: надо было договориться с агентством, с клиентом, подождать, пока будет бюджетирование, ну и вот тогда может быть.

К чему я это все? К тому, что голый оклад составлял 20 тысяч российских рублей. Три месяца подряд. И вот на эти, сука, деньги надо было выжить. Знаете, что написано у меня в дипломе? Присвоена квалификация Математик. Математик, блять! Сейчас, я вам как математик пару выкладок сделаю.

Имеем 20К на месяц. Вычтем отсюда расход на квартиру в 6К рублей, а с третьего месяца и все 12К, потому что приятель, с которым я делил квартиру, решил вернуться в Самару. Да, к слову, это была убитая однушка в Лобне. Каждое утро мне надо было ехать час на электричке до Савёлы, а потом еще 40 минут на метро, ну и 10 минут пешком. Ну продолжим с расчетами. Минус 1К на дорогу, минус 1К на сотовую связь и домашний интернет. Имеем в остатке примерно 6К рублей в остатке. А еще еда, ночная жизнь, одежда какая-то. Ну и вот однажды летом у меня не оказалось денег.

Совсем.

Когда нет денег. Фото ровно с того периода жизни
Когда нет денег. Фото ровно с того периода жизни

Сейчас я объясню, что такое нет денег совсем. Это значит, что их нет у тебя, их негде одолжить, потому что ты живешь в долбаной Лобне и никого там не знаешь, ты не можешь никому позвонить, потому что на телефоне тоже нет денег. Ты не можешь оплатить интернет, а на дворе суббота и тебе нужно тупо прожить два дня, чтобы добраться до работы и у кого-то стрельнуть хотя бы рублей 500.  В холодильнике пусто. Совсем пусто, ты доел даже морковь, лук и кетчуп.

Совсем нет денег. Совсем.

Тем вечером, впрочем как и любым вечером, я захотел жрать. Что угодно. Просто закинуть, чтоб можно было уснуть. Я вышел на улицу и пошел в сторону леса. Закурил, желудок скрутило еще сильнее. Тут вдоль дороги пошли дачи с плодово-ягодными культурами.

— Да какого  черта, — подумалось мне. И я быстро оборвал ближайшее сливовое дерево, ветка которого услужливо свисала из-за забора.

Распихав все трофеи по карманам, я вернулся домой и сварил компот. А еще на антресоли тем же вечером была найдена старая мука, оставшаяся от предыдущих жильцов. Короче, это были лучшие компот и оладьи в моей жизни.

Той жизни, когда не было денег.

 

Посвящение в жители общежития

Общага ГосУниверситета была местом не самым дружелюбным для новичков. Как бы это сказать помягче, там была возрастная и национальная иерархии. Старшие прессовали младших, но держали под контролем чеченцев, поэтому система строилась на взаимной зависимости всех от всех. Такие камень-ножницы-бумага, только ты всегда проигрываешь, если молодой.

Посвящение происходило тут недалеко.
Посвящение происходило тут недалеко.

Когда я получил ключи и зашел в свою комнату, сосед Лёха мазал голову зеленкой. — Привет, — говорю, — я Диман, что у тебя с головой? Лёха, с которым мы затем прожили вместе 5 лет, на тот момент был 18-летним пацаном, тоже только-только поступившим на первый курс. И тут он почесав зеленую голову, поведал мне, что комендант общежития велела двум второкурсникам перетащить матрасы с одного этажа на другой, а парни решили, что им как-то впадлу, и нагрузили этим Лёху, узнав, что в общаге новая кровь. Лёха, будучи гордым деревенским парнем, отказался, за что тут же получил в бубен и лишился привезенного им магнитофона.

Непорядок, конечно, но что делать, подумалось мне тогда, но это только начало истории.

Сосед жил в комнате на тот момент уже больше недели и по-масонски поведал, что за мной сегодня вечером зайдут и мне лучше быть в комнате.

— Кто зайдет? — поинтересовался я.

— Дэн и Череп. Это старшие, — так же невозмутимо ответил Лёха. — Будет посвящение. Надо проставиться за вселение. Я уже проставлялся, теперь твоя очередь.

Собрав все деньги и остатки самообладания, я ждал вечера, ожидая людей со странными именами. Вечером за мной действительно зашли и любезно пригласили присоединиться к вечернему пиршеству в комке. Комок представлял собой металлическую будку с продуктами. Рядом с будкой стоял стол и пара лавочек. На этих лавочках и восседал «ареопаг» общежития. Сам процесс проставления прошел проще, чем я думал. Один из старших попросил купить пацанам сигарет, водки и лимонада. И в 2003 году на это ушло не больше 100 рублей, поскольку водка представляла собой паленую разведенку по 25 рублей. А сигареты вообще стоили копейки.

Я подумал, что посвящение окончено, и пора свинтить, как вдруг со мной решил поговорить «смотрящий». Дэн был крупным рыжим парнем, он уже изрядно выпил и выглядел весьма устрашающе.

— А ты откуда? — поинтересовался мой собеседник.

— Из Нефтегорска.

— А в школу какую ходил? — мне показалось или в его голосе послышался какой-то странный интерес?

— В третью. — тут уже мне стало интересно, чем это закончится.

— А английский кто преподавал? — продолжал с азартом Дэн. Это все стало походить на квест, в котором я пока шел по правильному пути. вопросов и ответов.

— Маньшина, — ответил я, чем вызвал волну одобрения от слушателей, потому что я, сам того не понимая, угадал фамилию Дэна.

— О, это моя мама! — обрадовался Дэн, и я понял, что все у меня тут будет хорошо.

Но и это не конец истории.

Часа в три ночи, когда мы с Лёхой уже крепко спали, в нашу дверь начал кто-то неистово барабанить. Открываю дверь, Дэн закидывает к нам тех самых двоих второкурсников.

— Они? — громко спросил он Лёху, который только протер глаза?

Дальше парням было популярно рассказано, что эта комната под защитой и магнитофон неплохо бы вернуть. Оказалось, что парни попали под замес, объяснив Дэну, что первокурсники нихера не делают и назвав номер нашей комнаты.

Такие порядки были у нас, да. Такое вот посвящение.